Зеркалов Д.В. Состояние безопасности труда в мире

К оглавлению
407. Зеркалов Д.В. Состояние безопасности труда в мире. Охрана труда: Научно-производственный ежемесячный журнал, 2008, № 11, с. 31-33.

СОСТОЯНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ТРУДА В МИРЕ

(По материалам Департамента Всеобщей конфедерации
профсоюзов по работе с членскими организациями
и по связям с профсоюзами мира)

Положение с охраной труда в мире становится всё более актуальной темой как для профсоюзного движения, так и для межгосударственных структур, прежде всего Международной организации труда. МОТ рассматривает эту тему как часть своей Программы достойного труда.

Повышенное внимание в мире к проблемам безопасности труда объясняется в первую очередь тем, что с каждым годом, несмотря на предпринимаемые в различных странах меры, растет производственный травматизм, в том числе со смертельным исходом, и ко-личество профзаболеваний. Причем это касается и тех стран (прежде всего, развитых рыночных), где им уделяется, казалось бы, повышенное внимание. В сферу безопасности труда всё в большей мере втягиваются вопросы, связанные с моральным самочувствием работника, и факторы, косвенно влияющие на труд, – потребление алкоголя, наркотиков и даже “интернетозависимость” (в США, по данным Стэнфордского университета, 14% жителей относятся к числу таковых).

Следует сразу отметить, что в мире применяются разные системы подсчета числа несчастных случаев на рабочих местах, поэтому можно встретить весьма отличающиеся данные. Наиболее реалистичную статистику дает МОТ, тем более что она применяет принципы, согласованные с Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ).
Согласно данным МОТ в мире ежегодно регистрируется примерно 270 млн. несчастных случаев, связанных с трудовой деятель-ностью, и 160 млн. случаев профессиональных заболеваний. Поги-бают на производстве почти 354 тыс. работников, из них в странах развитой рыночной экономики – 16,2 тыс., в бывших соцстранах – 21,4 тыс., в Китае – 73,6 тыс., в Индии – 48,2 тыс., в других стра-нах Азии и Тихого океана – 83 тыс., в странах Ближнего Востока – 28 тыс., в странах Африки южнее Сахары – 54,7 тыс., в странах Ла-тинской Америки и Карибского бассейна – 28,6 тыс. (цифры округлены. – Авт.). Около 12 тыс. погибших – дети.

Если же к этому числу прибавить тех, кто получил в результате несчастного случая профзаболевание и выбыл из производственного процесса, то этот показатель составил в 2004 г. до 2,2 млн., при-чем среди таких заболеваний 32% составляли онкологические, 23% – сердечно-сосудистые, 19% – травматологические, 17% – ин-фекционные.

По данным МОТ, в 2005 г. в мире свыше 42 млн. человек было заражено СПИДом, из них 26 млн. в возрасте 15–45 лет. По стати-стике ВОЗ, ежегодно в среднем 2,3–3 млн. человек гибнут от недугов, связанных с загрязнением воздуха, и еще 2 млн. – от некачественной воды.

Ежедневно в мире отсутствуют на рабочем месте по причине болезни (временной нетрудоспособности) около 5% рабочей силы. Из-за издержек, связанных с несчастными случаями на производстве, теряется до 1250 млрд. долл. США, или около 4% мирового валового внутреннего продукта.

Начиная с 2002 г., по инициативе МОТ, ежегодно 28 апреля отмечается Всемирный день здоровья и безопасности на рабочем месте, ранее та же дата считалась Днем памяти погибших на рабочих местах. С того же года Международная федерация транспортников (МФТ) ежегодно, 15 октября, отмечает Всемирный день протеста против недостойных условий труда на транспорте.
Вообще, отраслевой аспект безопасности труда нуждается в отдельном рассмотрении. Сразу несколько секторов экономики “претендуют” на то, что именно они являются наиболее опасными для занятых в них работников.

Так, в 2004 г. была проведена Европейская неделя безопасности труда в строительстве и деревообработке, во время которой оглашены данные Дублинского фонда улучшения условий жизни и труда, согласно которым в 15 странах, входивших тогда в состав ЕС, ежегодно регистрировались 820 тыс. несчастных случаев, из них 1200 – со смертельным исходом, а ущерб от них составлял 75 млрд. евро из 900 млрд. евро общего оборота отрасли. Было сообщено, что в Британии в этой отрасли ежегодно гибнут 13 работников на 100 тыс. занятых, в то время как в целом в экономике страны – 5 человек. В США в 2003 г. в строительстве погибло 1126 работни-ков, в то время как на транспорте – 850 человек, в сельском хозяйстве и рыболовстве – 707 человек. В Дании, по профсоюзным данным, у строителей втрое больше шансов погибнуть на работе, чем у представителей любой другой профессии.

Серьезное беспокойство по поводу производственного травматизма выражают профсоюзы транспортников. В 2003 г. в Японии прошла трехсторонняя конференция по безопасности труда на же-лезных дорогах с участием 210 делегатов из более 40 стран мира, которая, в частности, констатировала, что положение в данном вопросе ухудшается по мере приватизации отрасли. В том же году Европейская федерация транспорта (ЕФТ) потребовала от Еврокомиссии принятия мер по защите водителей-“дальнобойщиков” от нападений на них на территории всех европейских стран.
Кстати, связь приватизации с ухудшением охраны труда побудила австралийские профсоюзы в 2004 г. провести 15-тысячную демонстрацию в Сиднее, с требованием положить конец подобному явлению.

Замечено также, что большое число несчастных случаев на производстве происходит на мелких и средних частных предприятиях. В Бельгии, например, половина случаев со смертельным исходом и 40% профзаболеваний приходится на предприятия с чис-лом работников до 100. В Австрии в 2001 г. создано специальное подразделение (Всеобщая служба страхования от несчастных случаев на производстве – AUVA) для обслуживания предприятий менее чем с 50 работниками.
Много внимания уделяется вопросам охраны труда и здоровья на рабочем месте в Европейском Союзе (ЕС) и входящих в него странах.
Комиссия ЕС приняла в 2001 г. Программу мер по охране труда и здоровья на рабочих местах на 2002–2006 гг., а в 2005 г. – Программу REACH – регистрации, оценки и ограничения применения химикатов, в соответствии с которой предприятия, применяющие любое из 30 тыс. включенных в Приложение к Программе химических веществ, должны получать у национальных властей лицензию на это. ЕКП (Ежегодная конференция Партнерства) провела в 2006 г. в Вене Международную профсоюзную конференцию, на которой выдвинуто требование усилить контроль за реализацией этой Программы.

В структуре ЕС имеется несколько органов, специально занимающихся проблемами трудовой жизни. В испанском городе Бильбао действует Европейское агентство по безопасности труда и охране здоровья на рабочем месте. В Дублине (Ирландия) работает Европейский фонд улучшения условий жизни и труда, ведущий исследования по широкому кругу связанных с ней вопросов.
Из числа тем, особо изучаемых в Евросоюзе, отметим проблему стрессов на рабочем месте.
Указанное Агентство ЕС в Бильбао определило стресс как “негативно окрашенную эмоциональную реакцию на трудовой процесс, возникающую вследствие психических перегрузок работников, в том числе из-за несоразмерных требований по работе, авторитарного руководства, конфликтов на рабочем месте, насилия и моббинга (третирования со стороны коллег. – Авт.)”. К числу “классических” факторов стресса отнесены также шумы, вибрация и монотонность труда. По данным Агентства, до 40 млн. работников в странах ЕС страдают заболеваниями, связанными со стрессом. На последствия стрессов приходится 25% рабочих дней, пропущенных по болезни, а расходы только по оплате в данной связи составляют 20 млн. евро в год. В целом же экономические потери от стресса оцениваются в 150 млн.

Дублинский Фонд считает, что от стрессовых явлений страдают примерно 28% трудящихся в странах ЕС, у 23% обнаружены симптомы хронического переутомления, 60% жалуются на постоянный недостаток времени на работе. Во Франции профсоюзы требуют признания стресса профессиональным заболеванием, поскольку его жертвами называют себя 72% опрошенных трудящихся, прежде все-го служащие, и 11% работников получали освобождение от работы по этой причине. В Британии 32% опрошенных трудящихся назвали основной причиной стресса проблемы при поездках на работу, 23% – сложность совмещения трудовых и домашних нагрузок и 31% заявили, что стресса вообще не испытывают. Значительная часть работников в странах ЕС считает причиной стресса психоло-гические последствия конкуренции за рабочие места.
В 2006 г. общеевропейский опрос о самочувствии на производстве провел другой орган – Евробарометр. По полученным им дан-ным, положительно оценили трудовую среду на своем предприятии 84% респондентов в 25 странах ЕС, в 15 “старых” членах Евросою-за эта цифра равнялась 86%, а в Дании и Норвегии – даже 93%. Эти результаты явно отличаются от приведенных выше. Очевидно, многое зависит от того, кто проводит анкетирование и как им ставятся вопросы.

Комиссия ЕС приняла решение разработать Европейскую стратегию по вопросам трудовой среды на период до 2012 г. Европейская конфедерация профсоюзов предложила включить в неё превентивные меры в области безопасности труда, ввести в странах ЕС региональных уполномоченных по охране труда и ужесточить санкции в отношении работодателей, виновных в нарушении правил безопасности на производстве, а также распространить положения этой Стратегии на работающих в рамках нетипичной занятости. Стоит при этом упомянуть, что Британский конгресс тредюнионов в 2005 г. поставил вопрос о том, что наказывать за нарушение правил охраны труда следует не только работодателей, но и директо-ров предприятий.

В 2006 г. было подписано Соглашение “европейских социальных партнеров” – ЕКП и объединений работодателей ЕС – о совместных мерах по предупреждению и ликвидации моббинга. По некоторым данным, моббингу постоянно подвергаются в странах ЕС около 12 млн. работников. В Норвегии при Министерстве труда в 2005 г. установлен “телефон трудовой жизни” специально для приема жалоб трудящихся на проявления моббинга на их предприятиях.

Следует, однако, отметить, что среди работодателей популярны и иные представления о борьбе со стрессами и моббингом. В частности, выступая на Европейском семинаре по проблеме стресса на рабочем месте (2006 г.), представитель итальянских работодателей (Конфиндустрии) заявил, что “предприятие – это организм, осно-ванный на порядке и рентабельности, и любые ограничения данно-го принципа – неприемлемы”.

В последние годы в ряде стран ЕС возросло внимание к проблемам охраны труда и здоровья на рабочем месте со стороны правительств. В Швеции социал-демократическое правительство приняло в 2002 г. 5-летний план борьбы со смертельным травматизмом. Во Франции также действует “пятилетка” охраны здоровья в трудовой среде, в контроле за ходом которой участвуют, наряду с правительственными органами, стороны рынка труда, то есть профсоюзы и организации работодателей. В Финляндии в 2002–2005 гг. существовала государственная Программа борьбы с производственным травматизмом.

Особо следует остановиться на опыте Норвегии. В октябре 2001 г. в стране было заключено Соглашение о консолидированной трудовой жизни, в соответствии с которым должны быть приняты ме-ры по уменьшению количества рабочих дней, пропущенных работ-никами по болезни, по увеличению числа рабочих мест для лиц с ограниченными трудовыми возможностями и по снижению факти-ческого возраста выхода на пенсию (то есть по развитию систем досрочного пенсионирования). К 2005 г., по Соглашению, первый из указанных показателей должен был быть уменьшен на 20%, а последний – до 59 лет. Забегая вперед, отметим, что уже к 2004 г. процент отсутствия по болезни на предприятиях, включенных в Соглашение, упал с 6,6 до 6,4% общего рабочего времени (при среднем показателе по стране – в 7,2%), и на работу было принято около 36 тыс. инвалидов.

Соглашение подписали все профцентры, объединения частных работодателей и торговых предпринимателей, союз муниципальных органов и Отдел по административным вопросам Минтруда Норвегии. Уже к концу 2003 г. к нему присоединились 5,6 тыс. компаний, на предприятиях которых трудились 951 тыс. работников, или 51% рабочей силы страны. В 2005 г. Соглашение было продлено на неопределенный срок. На содействие его выполнению из госбюд-жета ежегодно выделяются средства. Так, в 2006 г. они составили 276 млн. норвежских крон, то есть более 1 млрд. российских руб.
Добавим, что указанные проблемы типичны не только для этой страны. В Австрии в 2003 г. учреждено государственное ведомство “интерактивного профессионального обучения”, основная задача которого – подготовка молодых инвалидов к трудовой деятельно-сти.

Серьезно относятся в Евросоюзе к проблеме потребления алкоголя и наркотиков как фактору, отрицательно влияющему на производительность и безопасность труда. Хотя в странах ЕС алкогольно зависимыми считаются лишь 5% работников, злоупотребление алкоголем является главной причиной смерти молодёжи в возрасте 15–19 лет и 30–50% дорожно-транспортных происшествий. Самыми “пьющими” странами признаны Ирландия (12,3 л чистого алкоголя в год на одного взрослого жителя), Румыния (11,7 л) и Швеция (10 л). В Финляндии по причинам, связанным с потреблением алкоголя, ежегодно теряется около 5 млн. рабочих часов, или 2,5 рабочего дня на одного работника. Христианский профцентр Бельгии объявил в 2005 г. кампанию по борьбе с “дринками” (выпивками. – Авт..) в рабочее время, ставшими популярными в учреждениях страны. По данным ВОЗ, в 2002 г. в странах ЕС с употреблением алкоголя было связано 600 тыс. смертельных исходов от несчастных случаев на производстве, их среднегодовой рост превышает 7%.

Ещё несколько цифр по Евросоюзу: на ночных работах в странах ЕС в 2004 г. было занято около 20 млн. трудящихся, или 12% экономически активного населения; наивысшие показатели отмечены в Британии (21,3%), Исландии (19,2%) и Австрии (12,8%), самые низкие – в Испании (9,9%). Наиболее высокий темп труда в среднем наблюдался в Швеции, Нидерландах и Финляндии, самый умеренный – в Испании и Ирландии. Электромагнитным излучениям в странах ЕС (2003 г.) были подвержены 1,8 млн. работников электротехнической промышленности и строительства электростанций, а также 7,5 млн. работников сферы сервиса, прежде всего торговых учреждений.

По-прежнему много говорится и пишется в мире по поводу вредного воздействия на здоровье трудящихся асбеста и асбестосодержащих соединений.
В 2004 г. МОТ и ВОЗ выпустили совместное исследование, в котором сказано, что основными производителями асбеста в мире являются Россия (по их данным, около 50% мирового производства, причем почти половину трудящихся в асбестовом производстве составляют женщины), Китай, Канада и Бразилия, а главными потребителями – Индия, Таиланд, Нигерия, Ангола, Мексика, Уругвай и Аргентина. От применения асбеста, по данным, содержащимся в этой работе, ежегодно гибнут до 100 тыс. человек. “Это – своего рода мировая эпидемия”, – сказано в ней. Если в
США работник в среднем вступает за год в контакт с 100 г асбеста, то в Бразилии – с 1 кг.

МОТ недавно вновь призвала к полному запрету применения асбеста в мире. В период проведения Генеральной конференции труда 2005 г. Международная конфедерация свободных профсоюзов объявила о начале кампании за полный запрет асбеста и его производных. По тогдашним данным МКСП, даже в Финляндии, где такой запрет действует, от последствий контактов с асбестом ежегодно заболевают до 500 работников, из которых 120 – раком.
В том же 2005 г. профцентр АФТ–КПП выступил за принятие Конгрессом США Закона о создании Фонда помощи пострадавшим от применения асбеста, которых, по его данным, в стране насчитывается 300–600 тыс. человек. В Бельгии, где такой фонд уже создан, христианский профцентр КХПБ предложил в 2006 г. распространить действие этого закона на “непрофессионалов” – самозанятых работников, членов семей заболевших и жителей тех районов, в которых расположены предприятия, использующие асбест.

С 1 января 2005 г. вступила в действие Директива Еврокомиссии о полном запрете применения в ЕС асбестосодержащих материалов, в которой также определены меры защиты трудящихся от таких субстанций, которые были завезены в страны Евросоюза ранее. В России, например, осуществление этой Директивы должно привести к потере работы 25–40 тыс. трудящихся и снизить уровень жизни у 0,5 млн. человек. В Украине – примерно пропорционально численности населения. В 2006 г. КЕС провозгласила общеевропейскую кампанию “Асбест убивает – помешаем его применению”.

Происшедшие в последние месяцы катастрофы на шахтах в Китае несколько заслонили значение применяемой в этой стране системы участия профдвижения в деле охраны труда, которую, на наш взгляд, не следовало бы игнорировать при общей оценке мировой ситуации в данной области.

Так, по данным Всекитайской федерации профсоюзов (ВКФП), в её первичных профорганизациях работают свыше 652 тыс. общественных инспекторов по охране труда, а на уровне провинций – 59,4 тыс. штатных инспекторов, также находящихся в рамках профдвижения. В 2001–2003 гг. ВКФП и провинциальные совпрофы внесли на рассмотрение государственных органов КНР 25137 предложений по улучшению условий труда на предприятиях, из которых 16712 были одобрены и реализованы.