Еврейство

К оглавлению
ПО МОТИВАМ КНИГИ АЛЕКСАНДРА СЕЛЯНИНОВА «ТАЙНАЯ СИЛА МАСОНСТВА» ЕВРЕЙСТВО
(С. ПЕТЕРБУРГ. Отечественная типография. Шпалерная, 26. 1911 г.)

Со времен Голгофы началась ненависть евреев ко Христу и до сих пор они продолжают предпочитать Варавву. Они доходят даже до отрицания самого бытия Христа; ибо это дает им возможность также отрицать и предательство Иуды. Но, чтобы они ни делали, они должны признать повсеместное распространение христианства. Христианство дало новую культуру, создало новый мир; этого отрицать они не могут. Но чем шире распространялось христианство, тем очевиднее становилось преступление палачей Божественного Основателя этой веры.

Между тем, еврейство шаг за шагом следовало за христианством во всех фазах его торжествующего развития. Нельзя же отрицать, что подобное положение для народа, который не отрекается от себя (а именно таков народ еврейский), должно неминуемо пробудить в этом народе чувство непримиримой ненависти к тем, чьи верования служат живым обличением, что на голову его сынов пала кровь Невинного, по слову их собственных предков.

Но у евреев есть еще другие причины ненавидеть христиан, коренящиеся в самом положении еврейского племени после его рассеяния. Вот уже девятнадцать веков евреи живут не у себя, рассеяны малыми группами среди других народов и подвергаются неприятностям, которые должен испытывать каждый, если насильно вотрется в чужой дом. Народы, подвергшиеся еврейскому засилию, не могли благосклонно относиться к этому нашествию иноземцев, тем более, что пришельцы не отделились друг от друга, а, проникнув в принявшую их среду, не только не постарались слиться с коренным населением, но, напротив, делали и делают все, чтобы сохранить свою национальную обособленность. Евреи поставили как бы священной задачей себе, чтобы разрушенный римлянами Иерусалим продолжал свое существование в них самих, и для этого они старались повсюду образовать свою собственную общину среди чужого государства.

…ведя паразитное существование, евреи с самого начала поставили себя в исключительные условия среди народов и явились совершенно самостоятельным фактором в истории. Этого не следует упускать из виду; и устранять евреев из истории, как это до сих пор делалось, — значит искажать историю в самых ее источниках, ибо это значит закрывать глаза на одну из наиболее постоянных и активных причин в цепи политических и социальных событий. Уже одного этого ненормального положение еврейского племени достаточно для объяснения того явного или скрытого состояния враждебности, которое не переставало всегда существовать между евреями и другими племенами. Если принять во внимание, что эта вражда, подкрепленная религиозным фанатизмом, уже продолжается девятнадцать веков и что в такой промежуток времени она, несомненно, дала ряд тяжелых проявлений, которые сопутствовали ей с самого начала, — легко понять, что она, эта вражда, породила непрерывный ряд войн, насилий, революций, отдаленные причины которых никогда не искали там, где они были в действительности.

Евреи составляли всегда обособленную колонию в государстве, и уже одно существование этих колоний-паразитов само по себе достаточно объясняет недружелюбие к ним. В странах христианских это недружелюбие еще усугублялось религиозной рознью и, понятно, легко перешло во взаимную ненависть. Ненависть эта тем легче развивалась в еврейских душах, что их не сдерживало никакое возвышенное учение, а наоборот, ее возбуждали ежедневные затруднения в борьбе за существование, предпринятой при невыгодных условиях, которые иначе побеждать, как коварством, евреи не умели: эта ненависть еще разгоралась при мучительном воспоминании о Иерусалиме, лишенном своих сынов, и вечным лицезрением вечного торжества Распятого. При таких обстоятельствах нет ничего удивительного, что все, что оставалось живого и деятельного в древнем еврейском национализме, все питалось исключительно этой ненавистью.

Таково было материальное и духовное положение евреев между христианскими народностями, создавшееся вследствие трех факторов: рассеяния евреев, торжества христианства и образования еврейских общин в виде отдельных колоний.
Члены этих колоний по самим законам природы были принуждены сплотиться для принятия мер, ради общей безопасности; очевидно, что они не приглашали своих противников на свои совещания, а, наоборот, всячески старались скрыть все это от них. Таким образом они составили по отношению к ним тайное общество, правда, оно было еще в зачаточном состоянии, но все же это было тайное общество, которое со временем должно было развиться в зависимости от обстоятельств… Кроме всего этого образованию тайных еврейских обществ среди христианского мира способствовало еще то, что они имели общий положительный идеал, что является необходимым условием для развития тайных обществ. Идеал этот был: сохранение своего племени и своей веры.

Таким образом, все обстоятельства способствовали тому, чтобы развить в еврейском племени дух тайного общества, которое намеревалось утвердиться на христианской территории, не будучи никем замеченным.
Что могли сделать всеми презираемые и сравнительно малочисленные евреи против христианства? Действуй они открыто, они были бы истреблены при первом же проявлении своих враждебных действий. Вследствие этого их тайные общества неминуемо должны были превратиться из оборонительных, какими они являлись сначала, в наступательные.

Действительно, ненависть евреев должна была все возрастать при виде собственной беспомощности; поэтому после известного периода времени евреи естественно пришли к желанию уничтожить ту религию, которая сводила на нет их веру, и стали, исповедуя Бога мести Адоная, стремиться к возмездию, т. е. к разрушению и искоренению ненавистного им христианства. Одинаково логично допустить, что, создав себе эту мечту, они стали трудиться над осуществлением ее, и поэтому каждый раз, что в христианском мире происходило какое-нибудь столкновение, они всеми силами способствовали усугублению его. Можно сказать, что если бы они не трудились над развитием всех ересей, где бы таковые ни появлялись, то они не могли бы сказать, что сделали все возможное для защиты и преуспеяния своей веры. Таким образом, настал момент, когда евреи, не желая отречься от своих преданий и от своих вожделений, были поставлены в необходимость не только защищаться, но и нападать на христиан, среди которых они жили…

Положение их было фальшивое, ибо, будучи рассеяны среди других племен, они стремились стать независимыми от них и таким образом образовать государство в государстве. Борьба за существование явилась для них роковой необходимостью, ибо, оставаясь племенем-паразитом, они могли вести эту борьбу лишь хитростью, ложью, обманом, т. е. способами презренными. Поэтому евреи долго не могли обосновать прочных предприятий, а довольствовались тем, что занялись оказанием услуг особого свойства тем, среди кого они жили и с которых они получали доход «за комиссию». Таким образом, они из поколения в поколение развили в себе способности к куртажу, проценту, ростовщичеству, осуждаемому с точки зрения христианства…
Они также развили в себе умение пользоваться недостатками и пороками тех, с кем имели дело...особенно честолюбием их…

Следствием этого было постоянно возрастающее упрямое желание сохранить «свое», осуждаемое христианами, и унизить и низложить противоположный идеал, т. е. религию Христа; стремление это было тем более настойчиво, что приходилось его скрывать: еврейское племя было приговорено вести хитрую, коварную, невидимую борьбу, приговорено постоянно скрывать, лгать и лицемерить.
???
Между терминами: религия, племя, нация есть, конечно, громадная разница, а между тем евреи до сих пор старались смешивать самые эти понятия в одно. В действительности до сих пор существует не только еврейское племя и еврейская религия, но дело в том, что люди, принадлежащие к этому племени и к этой религии, образуют еврейскую нацию. Это тщательно, однако, скрывалось, чтобы обмануть бдительность других наций и не вызвать более активной самозащиты с их стороны, ибо до сих пор не защищаются от нее только потому, что не думают о ее существовании. Для этого евреи, насколько могли, старались затемнить и смешать понятия о племени, вере и нации. Между тем эти определения достаточно ясны.

Общая религия создает общую совесть между людьми. Общность племени имеет последствием способности людей воспринимать и реагировать одинаковым образом на известные явления… Общность национальности создает человеческим группам известную общность интересов, а в то же время и известный идеал, который является как бы продолжением духа семьи и называется патриотизмом или национализмом…
Христианство живет и сохраняется благодаря организации церкви, вот почему противники христианства так яростно нападают на «церковность». Следовательно, скажут вам, евреи, как не имеющие организации, не имеющие правительства, не составляют и нации.

…раз существует еврейский народ, имеющий общность идеала и интересов, — существует и еврейское правительство, благодаря которому эта двойная общность поддерживалась. Не видели мы этого правительства только потому, что оно тайное, как и масонство. В этом нет ничего удивительного: еврейское племя со времени своего рассеяния жило в исключительных условиях, поэтому и правительство этого народа должно быть также исключительного свойства. По причине условий еврейской жизни правительство это могло быть только тайным.

Евреи нигде не могут чувствовать себя дома вследствие того, что общины утопают в массе, в которой они поселяются. Благодаря этому евреи вечно находятся в положении завоеванной нации, которая не желает быть поглощенной, а вследствие этого они являются вечными заговорщиками, так как они слабы; они тайно обсуждают, тайно интригуют, принуждены весь свой образ жизни организовать тайным образом; они веками к этому приучаются; они создают себе из тайны вторую натуру и, таким образом, они силою вещей принуждены либо вовсе не управляться, либо управляться тайно. Еврейские общины принуждены были превратиться в тайные сообщества: это одно уже вынуждало установление тайного правительства….

Если даже при таких неблагоприятных обстоятельствах масонство может править Францией, вести ее к упадку и разорению, как ведут бессознательных животных на убой, — то тем более тайное еврейское общество может незаметно управлять своей нацией, ибо оно не только не препятствует стремлениям еврейского народа, но, наоборот, служит им, удовлетворяет его чувство мести и ведет его к блестящей будущности…Если евреи, отрицающие существование своего тайного правительства, не входят в состав того тайного общества, которое служит ему основанием, то они, конечно, не могут рассказывать о том, чего не знают: если же они входят в его состав, то им, очевидно, запрещено раскрывать его тайну; таким образом, мы видим, что показания самих евреев, как лиц заинтересованных в этом вопросе, не могут иметь большого значения.
???
Как же могут евреи управляться своим тайным правительством так, что с самого их рассеяния от этого правительства не осталось ни следа?
Следы есть… (Продолжение см. в книгах).
ЕВРЕИ В РОССИИ
Евреи пробрались к народам и племенам нынешней южной России в незапамятные времена. Задолго до основания Русского Государства они до того уже усилились в царстве хазарском, что успели обратить в свою веру когана хазарского и вельмож… иудейство проникло в хазарское государство при когане Булане около 735 года, в все преемники Булана уже носили еврейские имена….
Святослав, великий князь Киевский, отец святого Владимира, почти беспрепятственно прошел в 969 году со своей дружиной все это царство, разорил Белую Вежу и благополучно возвратился в Киев, а затем стал брать дань с вятичей, которые дотоле платили дань хазарам. Вскоре после этого царство хазарское исчезает из истории… Своим падением царство хазарское обязано исключительно евреям.

В это время являются евреи со своей религиозной пропагандой и в нашем Киеве, где тогда уже существовала особая «жидовская улица».
Как известно, евреям не удалось обратить в свою веру великого князя Владимира Святого; но самое поселение их в Киеве, смелость, с какой они обратились к великому князю, предлагая ему принять иудейский закон, а равно и то влияние, какое они имели впоследствии в древнем Киеве, может служить лучшим доказательством тому, что русские славяне приняли их дружелюбно, без всякого против них предубеждения, и если впоследствии народ вооружился против евреев и стал их гнать из киевской Руси, то, очевидно, причиною тому были не хозяева, а гости, сумевшие вскоре сделаться невыносимой тяготой для хозяев. В течение XI и XII веков произошло в Киеве несколько жидовских погромов, не считая пожара жидовского квартала в 1124 году; происходили эти погромы вследствие экономического гнета со стороны евреев, державшихся особняком, как бы во враждебном населению лагере, из которого они выходили в мир только для торговли и ростовщичества.

При корыстолюбивом Великом Князе Святополке-Михаиле евреи свободно жили в Киеве, но по смерти его киевляне расправились с ними по-своему, а преемник Святополка, Владимир Мономах, побуждаемый общей ненавистью к евреям за совращение ими христиан в иудейство, выслал их всех из пределов своего государства.
Однако они снова вскоре появляются в Киеве… Андрей Боголюбский покровительствовал евреям. Это его и погубило: еврей Офрем Моизич организовал против него заговор и убил его.

Во время татарского ига евреи являются в роли сборщиков дани, которую они собирали с присущей им жестокостью. После татарского погрома присутствие еврейского народа сильно заметно в разных городах Волыни, Червонной Руси, не говоря уже о Польше. По своим торговым делам евреи из Киева и Польши (где поселились они еще в конце XI века), достигают в XIV веке и Великого Новгорода, в котором дают начало известной «ереси жидовствующих»…
Всем известно, какие волнения вызвали евреи Схария, Исаак и другие и к каким крутым мерам пришлось прибегнуть для прекращения дальнейшего распространения разлагающей ереси. Однако это движение только остановили, но не искоренили… После этого евреям было запрещено въезжать в Россию…

Но вскоре настало смутное время, и евреи вновь появляются и даже много способствуют раздорам… «Даже кроткий царь Алексей Михайлович неоднократно изгонял евреев из Москвы, а при высылках из Могилева приказал конфисковать все «жидовские дворы».
Того же направления в смысле недопущения евреев придерживались и в XVIII веке. Петр Великий, наиболее прогрессивный государь, и тот не решался впустить евреев, сознавая, что потом их не выживешь; а раз они окрепнут, то порабощение народа неминуемо…
Во все последующие царствования, вплоть до Екатерины II, замечается то же осторожное отношение к евреям. Их не только не впускают, но если они куда-либо и проникают вопреки закона, тотчас издают указы об их выселении…

Имеется указ императрицы Екатерины I от 26 апреля 1727 года… «О высылке жидов из России»…
Около этого времени, т. е. в середине XVIII века, в России неожиданно проявляет свои действия вполне организованная секта жидовствующих (субботников), находящаяся в преемственной связи с жидовствующими XV века. Более двух столетий таилась эта секта, «стараясь, во избежание преследований, держаться как можно более замкнуто, не порывать открыто с православием и не вести пропаганды, которая обратила бы на них внимание власти... На официальных допросах сектанты убежденно показывали, что «их вера ведется издревле» и что родоначальниками ее был Схария и его последователи».

Эта отрицавшая Христа организация предназначалась для совращения простого народа; для высших же слоев общества возникает в то же самое время другая известная нам организация – масонство, в котором члены-христиане бессознательно работают в пользу евреев…
???
Совершенно иное направление замечается в XIX веке, когда мы беспечнее стали относиться к еврейскому вторжению.
В 1803 году Император Александр, воспитанный на масонском принципе «веротерпимости», разрешает вновь открытое существование масонства. Вследствие этого евреи вновь получили возможность возобновить свою деятельность во всех слоях русского общества. Наряду с «лихорадочной масонской деятельностью» (1803-1822), по всей России возникают жидовствующие ереси (в Московской, Саратовской, Орловской, Тульской, Екатеринославской и других губерниях).

Наконец, вся эта подготовительная масонско-еврейская работа разрешается кровавым декабрьским восстанием 1825 года, основанным, как известно, на возмутительном обмане…
«Совокупность этих писем доказывает, что у евреев, рассеянных среди всех наций, существует род тайного правительства, состоящего из раввинов, сборщиков святой земли, старшин и др. К ним можно причислить влиятельных евреев разных стран, носящих титул «Князей израильских» (князей пленения?)...
В составе вышеупомянутого комитета был и министр юстиции Г. Р. Державин, который представил обстоятельную записку об «обуздании корыстных промыслов евреев», приложив к ней целый проект реформ: уничтожение кагалов во всех губерниях, заселенных евреями, отмена всех кагальных сборов и ограничение наплыва евреев известным процентным отношением к христианскому населению. Видно, что Державин понял, в чем заключается сила еврейства как политической величины и на какой почве надлежало бороться с ним…

Проект Державина не только не был принят, но наоборот, новое положение о евреях 1804 года еще более усиливает и укрепляет обособленность еврейских общин на русской почве. Кагалы укрепляются и получают самостоятельность в делах судебных, финансовых, полицейских и воспитательных. В 1872 году законодательство идет далее и предоставляет самим еврейским обществам выбор и поставку рекрутов. Кагальные заправилы могли сдавать в рекруты даже в зачет последующих наборов каждого члена своего еврейского общества, который уклоняется от исполнения требований кагала.

В тридцатых годах прошлого столетия из национального еврейского центра исходит новый пароль: временно прекратить обособленность евреев и стремится приобщить их к культуре окружающих их народов, т. е. стремиться к так называемой «ассимиляции» евреев. Немедленно же эмиссары еврейского правительства начинают разъезжать по всем странам, и повсюду всем правительствам внушается следующая мысль: следует решительно покончить с еврейской обособленностью, следует давать им общее образование, слить их с коренным населением, а затем предоставить им полное равноправие… (Продолжение см. в книге).